Вольный клинок

(no subject)

В журнале ботогонные слова. Некоторые комментарии в скрине на подтверждение смысла.

К.
Кот

(no subject)

10.11 КБ

Дружу с людьми, даю увидеть свои подзамки (а журнал весь такой). :) А люди, которые не прочь дружить со мной, пишут сюда — а что пишут, видно только мне. И обыкновенно попадают во френды. :)
Вольный клинок

(no subject)

ЕСЛИ СМОЖЕШЬ


Collapse )
(с) Редьярд Киплинг, 1895, 1910, и Александр Грибанов, 1992.

Но это не вся правда. Только половина.
Самая близкая мне поэззия. Свое.
Вольный клинок

Нужно заметить

Замечу.

Пароли от некоторых учётных записей (правильней, парольные матрицы) я когда-то присловил к разговору с Кариной Шаинян. Почва под некоторой безопасностью (в рамках которой можно исключить фальсификацию переписки) есть с основным, этим, LJ-журналом, однако тоже: у Шаинян богатые друзья и связи на офицеров ГРУ, и пиздец-анекдот со снятием несбручиваемого пароля тоже возможен.
(надеюсь, понимаете, что в принципе моя переписка Шаинян и её подругами фальсифицировалась как факт, неоднократно?)

В общем. Верифицированными я признаю только свои словесные коммуникации через видеоконференции, а лучше — личные, по адресу, город Пермь, гостиница "" . Что-то не меньше чем минимально значимое приму на свой счёт только при этих условиях.

К.
Вольный клинок

Про авторское право

Раскрою секрет Полишинеля, известный в относительно узких кругах.

Социалистические республики Советского Союза на него (авторское право), к примеру, клали в принципе — меч своей Фемиды клали, говорю, без пошлостей. Но это не секрет.

Интересно, что в Союзе разливатели шипучки из Pepsi-Cola построили фабрику — где производили одноимённые напитки. Иностранный капитал в Советском Союзе, антимарксистская инвестиция — странно, да? Тем не менее, согласно Хельсинским соглашениям и прочим договорам на их оси в Союзе нужно было обеспечить видимость их присутствия — как и свободы совести в понимании западных правозащитных групп. Это уже секрет (Полишинеля из узких кругов), но не тот.

Мы говорим не о газированной воде, а об авторском праве. Так вот. Как известно, государство Российская Федерация вступало во Всемирную Торговую Организацию 18 лет — с 1994 по 2012 год. Это много, больше, чем предполагалось, лет на десять. Так получилось из-за некоторых принципов, неофициально сообщённых группе ведущих западных стран на переговорах.

Один из принципов про авторское право гласил: в основном, его несоблюдение в интересах России. Поскольку трудно бороться за соблюдение авторского права российских его обладателей, не раскрывая карт, оно тоже соблюдаться в основном не будет — за исключением использования спецпрофессиональных программ (бухгалтерских, архитекторских, математических, прочая, прочая, прочая) юридическими лицами, либо их распространения частными лицами на коммерческой основе по объявлению.

Это стоило России примерно пяти лет членства в ВТО (не будем спорить, сколько в этих пяти гипотетических годах выгоды, а сколько убытков). Из-за чего Россия была столь упряма?

Есть такое экономическое понятие: платёжный баланс государства. Если разогнать Интернет-пиратов, пойдут в магазинчики с контрафактом (они и ныне здравствуют). Если позакрывать магазинчики, за авторское право нужно будет платить. Государству.

Средневековым мерилом стоимости было золото. После того, как хитрые немцы из ФРГ разграбили золотой запас США, им (мерилом стоимости новой истории) стала просто валюта. Доллары, а после того, как евро стало из технической расчётной единицы денежной, и евро — это уже история новейшая.

Валюту копят в казне — конкретно, в золотовалютных резервах. Если государство (через, в том числе и в основном, частные руки — само собой) тратит на ввоз товаров меньше, чем на вывоз — резервы растут.

Стоимость соблюдения авторского права — десять-двадцать миллиардов условных убытков в платёжном балансе. Кто понял отчёты о актуальном платёжном баланасе, скажет: мало? Но — вот вам житейский пример, понятный каждому сметливому читателю: если твоя зарплата 30.000 рублей, и ты копишь с неё по 3.000 ежемесячно, 2.000 лишних трат — это много. Значительно. Например, купишь приличный телевизор не через год трудов, а, скажем, через три. +500 рублей трат — через 6. Зарплата у вас, напомним, 30.000.

В общем, соблюдать авторское право… ну, сами подумайте.

Из-за чего власть сдувает пылинки с RuTracker.org и некоторых иных, а трогает только тех трекероводов, которые не хотят соблюдать новый закон об авторских правах в той необходимой мере, в которой в Союзе давали волю диссидентам и Pepsi-Cola.

Не обкладывать же тампаксы пошлинами?

К.
Вольный клинок

Про пиратов

Много кто из русско-кириллических писателей хочет насаждать в ситуации с пиратством "право палки" (можно сказать, "право кулака"). Конечно, родная милиция — сила большая (деньги, правда, в издательском предпринимательстве объективно несерьёзные, в отличие от кинопроката). Пацан с палкой — по распространённому мнению, самый страшный страх человека любого возраста и социального статуса, так как за ним стоит государственная машина, бессмысленная и беспощадная. И никаких принципиальных преград к драконовским (т.е. имею в виду исторически, смертная казнь за малейшее нарушение, в идеале) законам нет — как и к микросхемам, вживляемым в голову и контролирующим поток авторизованной информации. Правда, это, наверно, будет попозже — технический уровень несколько выше, чем пока что отразилось в массовом сознании, но явно недостаточный к внедрению указанной вещи.

Тем не менее, вспоминая это мнение, хочется спросить себя: вот я читал сентябрьский Dr. Sleep Стивена Кинга. Читал сразу после релиза, потратив две минуты, чтобы скачать. При том, примерно такая же доступность неавторизованных книг была у них там уже лет тридцать, ещё до всякого Интернета (правда, географическое покрытие было редким, в силу известного развития коммуникаций). При том, опять же, счастливые обладатели пиратских библиотек в десятки и сотни тысяч томов имеют свинство раздавать их всем желающим, зачастую, из-под своих реальных имён и адресов, которые можно узнать в одно нажатие мыши.

Потому что читателей мало. Потому что есть такая вещь, как культура потребления благ. И мобильный контент, обходящийся потребителям в сотни миллионов долларов, никто не пиратит массово и в России — потому это не принято, а платить за него приятно. И ни один идиот на Западе не станет в таком случае никого сажать по ямам — ни в реальности, ни в голове в рамках выражения общественной позиции.

То есть, нефизиологических проблем с чтением ни у кого нет. И не будет.
Мы же не в фантастике живём.

К.